Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Письма Железному Демону

    Эй, светлый, чудесный человечек! Ты заметила, что наступило лет? Наше лето. Наше! С солеными брызгами, с ветром, что приносит запах моря. С дневной жарой разбавленной кубиками льда и прогулками прохладными вечерами. Ты знаешь, я люблю тебя, и эта любовь переполняет мое сердце благодарность к Богу, Судьбе, Карме. «Охренеть!» скажет Алюка, «Эй уроды!» крикнет Султан, и мы дружно всей большой почти, что семьей уткнемся в телефоны, сидя рядом друг с другом, чтобы рассказать самим себе, как нам порой бывает одиноко в этом большом, ярком, интересном мире.

    Все эти эмоции, ощущения, завязанные на твоей любви, нежности, умении понять мою дурость и разбавить своей чувственностью мою раздражительность закончили мою большую войну. Я пришел. Вернулся сам к себе. Ты меня привела меня. Взяла за руку и привела. Я дома, черт побери. И пусть мне иногда хочется постоять на баррикадах собственной гордыни, размахивая флагом нетерпимости. Хочется сорвать шапку и пальто и как Беренцев закричать :

Вот он я здесь под фонарем внизу,
Я был соринкой, теперь стану бревном в глазу!
Ну же, блевотники, бытом растленные,
Совести льготники, похоти пленные!
Где же вы сплетники, судьи кухонные??!!
Зашторили на ночь свои ямы зловонные???!!!
Кончайте прятаться – откройте лоджии.
Ну, покажитесь мне – я плюну в рожу вам!!!
Я растопчу вас всех, вдребезги разнесу.
Смотрите вот же я под фонарем внизу!!!

одно я знаю точно, это- дурная привычка которая все реже и реже зовет меня в эту глупую рукопашную схватку с собственными демонами. Ты мой экзорцист и молитвы твоей любви гонят злых духов все даль и дальше. И я с большим удовольствием взял бы в руки гитару и спел бы как талантливый J.J. Cale

Don't take her for granted
She has a hard time
Don't misunderstand her
Or play with her mind
Treat her so gently
It will pay you in time
You've got to know
She's the sensitive kind…

Стены нашего Вавилона радуют мой глаз, минувшая весна стала для меня вечной, и 19-04 расставило все точки над i. Теперь у меня нет своей дороги, только наша. И очень жду того момента когда от «наше все» мы возьмем по кусочку и разделим еще на пару человечков которые будут пахнуть тобой и   научатся повторяя за старшим братом говорить «Охренеть!».

Разговоры на.

     Эй! Это весело. Замечательно. Ты не знаешь какая она. А я знаю. Лучше чем. Сильнее. Она даже не терпит. Просто принимает как есть. И меняет меня.

     Эти разговоры на кухне, они стали совсем другими. Полночь в Махачкале. Воздух заполнен хлопьями и каплями, в которые превращаются хлопья. Моих братьев раскидала судьба. Мурад отсыпается после Египта, Кадыр, скорее всего не спит вовсе, катает сериалы и ждут момента, когда поездку «за бугор» можно будет променять на рейс в родной город, Рыж там у себя за компьютером колдует над рекламой и мой Гуссейн смолит сигареты на зоне и наверняка считает дни. Как же мне, брат тебя не хватает. Твой отец ушел, не дождавшись тебя. Прости нас дураков, за то, что делаем слишком мало. Прости меня, милый мой, за то, что я не всегда на связи. Но я помню. Помню, черт возьми. Эти разговоры на кухне, они о вас всех. О каждом. За этим столом есть место каждому. Это место ждет.

      Всему виной сумасшедшая погода, январский полуснег. Он как мальчишка из нашего подъезда- не сел в лифт, а просто поднимался за нами слушая о чем мы говорим. И таксист рассказывал о том как 23 года был браконьером, а сейчас ему 52 и у него три внука. Он был счастлив. Доволен тем, что его ждут дома. Это его счастье. А мое, оно среди вас. Мое счастье оно, в родительском доме. В улицах серого города. Донна скажет «Тебе надо худеть» и тут же примется меня кормить тем, от чего худеть не положено. Прости меня Мама, прости если есть за что прощать. Хорошо? Без твоего одобрения мне нет пути.
А
мои сестрички, Айна, Патя, Зюмка, обнимут меня и поцелуют в щеку без лишних слов. Это счастье. Знать, что у тебя есть сестры.  И там где то, мой Арсен со своей Саидат. Самые родные. С моей маленькой племянницей, которую я смог бы найти по запаху. Их семья пахнет моим счастьем. А потом придет   Мика, со своим мужем. Хотя, нет. Придет человек, который с первых минут встречи, стал частью моей жизни- Хаджимурад, со своей женой Микой. Урсиловы. Мне нравится думать что Урсиловы это от «Урсу»- Медведь. Мои медведи. Пингвины. Лентяи. Уроды. Все. Все вместе.

А мамины сестры и сестры их сестер будут незаметно разглядывать моего Железного Демона. Мой сын скажет « Я знаю, ты не взял меня на два дня потому, что работал. Давай если не будешь работать на следующей неделе, заберешь меня на три дня.». Я, бля, рстерялся. Не ждал от семилетнего мальчугана желания быть со мной. Он сегодня - мои разговоры на кухне.    Эмоции. Страхи. Надежды.

        Ты понимаешь? Эй! Ты точно вкуриваешь в этот бред? Прикинь, я никуда не хочу уходить. Я жду пока она выйдет из ванной и пройдет мимо. Остановится. Душистая как весенний цветок. Тутти. В белоснежном халате. И довольная тем как я смотрю на нее, уйдет в спальню. И я останусь тут один. Сидя перед монитором с сигаретой в зубах. Она точно знает, что в мои разговоры на кухне не нужно вмешиваться. Потому, что каждый из них, это разговор с самим с собой. И я жду. Всех вас. На моей… Нет. На нашей кухне.

Прощание с 2012

В моих ушах кричит неистовый Роберт Плант, а я сидя за компьютером, размахиваю руками, пугая сына. В попытках подобрать нужные слова. В потугах найти объяснение и оправдание самому себе.

2012- смерть Вождя, рождение племянницы, развод, утверждение на работе, новая работа с журналом, тренировки, и новый человек в жизни, который переворачивает все с головы на ноги. Это был чертовски сложный год. Представляешь, прожив достаточно большой отрезок жизни, ты вдруг понимаешь, что очень хорошие годы, ты потратил не туда, не на те поступки, не на тех людей, не на те мечты. Но в конечном итоге именно совокупность этих « не то» сделало меня тем кто я есть. И я как подросток, который оказался потерянным в центре огромного мегаполиса и понявший, что сейчас ему надо самому найти дорогу домой, после чего его детство окончательно закончится.  Прикинь, друг, я больше не хочу чувствовать себя свободным.  «Это даже лучше чем медвежье мясо» сказал бы Смок Белью и по-моему он так и говорил. Ты наверное не понимаешь, мой дорогой.  И мое умение объяснять, оставляет желать лучшего. Но сегодня топая по грязной, промокшей Махачкале, напоминающей облезлую дворовую кошку, я понял, что я взрослый мужчина. Отец и сын. Будущий муж. Брат. Разговоры на моей кухне прекратились совсем. Теперь там изредка веселая болтовня с сыном, которого я вижу реже, чем хотелось бы. Я рассказываю ему шепотом всякие нелепости, а он  тихо смеется прикрывая рот рукой, чтобы не вызывать возмущения своей Мамы. Я не хочу становиться старше, только мудрее. Я не хочу расходовать себя на уныние, грусть и ревность. Я просто… «I want to break free!» сказал бы безумный Фредди, и по-моему он именно так и говорил. Я вырос бля. Во мне 182 см роста и 105 кг веселого веса. И я хочу  дышать еще глубже, хочу чтоб мои поступки были еще внятней, хочу любить родных еще больше. Наверное, выглядит как бред сумасшедшего.  Может оно так и есть. Но, я хочу пообещать тебе, что у меня будет крепкая семья и никогда не будет любовницы. У меня будут верные друзья, и не будет собутыльников. У меня будет цель и путь. Я знаю это. Я  знаю, что любимый человечек беспокоится, потому что я не пишу ему сообщений, знаю, что Мама ждет звонка , а братишка поддержки. Знаю, что сын хочет, чтоб я посидел с ним за конструктором. Мне бы только дописать. И поставить точку…. И еще одно, я сегодня страшно хотел прогуляться с ней по грязным улицам. Под дождем. Потому что мне нравится проводить все возможное время  в ее компании. Но она торопилась домой. И я пошел один. Не попросил ее остаться. Наверное, я сделал глупость, да? ))))

61112

Самая долгая осень. Она не хочет заканчиваться и швыряет листья на землю. Солнцем выглядывает из за облаков. Тысяча шагов по городу.  Птяница- присутственный день у отца на работе. Обычно заходил  к нему, попить кофе, отказаться от коньяка, обсудить свои никому не нужные, кроме него, мелочи. Но в эту осень в его кабинете стало пусто. Я иногда по привычке хочу набрать его  номер и попросить совета или просто так, без дела… Он был у меня. Понимаете? У меня был  отец. Тридцать два года своей жизни, меня поддерживала его рука, строгий взгляд, дружеское  расположение. И сейчас, я спокоен и горд. Без всяких там надрывов и пафоса.

Ты бы меня не поругал, пап,  я проводил тебя в последний путь без слез, без жалости к себе и тем кто любил тебя не меньше моего. Я знаю, я наглец, но я был тебе хорошим сыном и был с тобой до конца. Выполнял твои поручения, растирал тебе спину  спиртом, прикуривал твои сигареты и пил пиво с тобой на кухне, тайком от Мамы. Ты не поверишь, пап, самый тяжелый момент, пока ты  болел, это был день когда к нам приехала моя любимая буттарси Абидат и вы с ней читали стихи.  Вот тогда, я понял, что следующего такого дня не будет.  А в остальном, я держался молодцом. Жаль, что повод сказать о себе такое, представился мне только в 32 года и что поводом к этому был твой уход. Я запомнил все, что ты мне говорил в последние дни. Я твердо знаю, кто друг, кто враг, а кто просто так. Я помню твое « не сломайся», «береги Маму»  и последую твоему «держи ее, она светлый человечек и кажется, любит тебя». Сейчас я докуриваю твои сигареты и слушаю песни, которые ты любил. Это хорошо, что ты был у меня. Был по- настоящему. Здоровый, упрямый, седой, с женщинами, которые заглядывались на тебя. С жалобами на современную технику и глупую молодежь. С сигарами и коньяком в ящиках рабочего стола. С твердой рукой и прямым отношением к Маме и своим сыновьям. Я не буду много писать, потому что ты не одобрил бы. Но не написать совсем -не мог. Ты знай, нам всем очень не хватает тебя.  И еще, я очень хотел на память о тебе, что ни будь такое, что грело бы меня. Я забрал листок с номерами мобильных телефонов. В этом весь, ты. Не верил мобильнику до конца и предпочитал держать номера самых близких, выписанными на отдельной бумажке. Я знаю, ты бы сейчас улыбнулся, но мне очень нравится, что мой номер там идет первым…

Вода

Если  и есть в этом мире счастье то оно где то там далеко от нас. Там где наши родители гордятся нашими поступками. Очень далеко. Там где родная кровь остается родной, несмотря на разность характеров и убеждений. Почти недоступно. Счастье там, где ты глотаешь раздражение, ошибки близких, там, где прощение. Слишком сложно для нас. Улыбка перед сном, зависит от наших добрых дел, и поэтому мы ложимся в плохом настроении. Выдумываем, какие то идеальные миры,  где все абсолютно гладко.  А открыв глаза, начинаем подсчитывать обиды, долги, шаги которые мы сделали первыми. 1000 ступеней до собственной улыбки. И каждый шаг дается с таким трудом, что затрачиваемых сил хватило бы на целую жизнь. У нас с сыном, есть маленький обычай. Он приносит, перед сном, чашку и просит набрать ему воды. Для того чтоб ночью, если захочется, пить, он мог просто протянуть руку.  И пока я иду набирать эту чашку, он обязательно должен добежать до постели и лечь. Я не знаю, чем он руководствуется, не знаю, почему для него это так важно. Мне достаточно того, что   он хочет так. Не потому, что я хороший отец. Потому, что у меня нет лишних людей, которых я мог бы баловать такими мелочами. И поэтому я специально иду медленно. Чтоб он   успел плюхнуться в постель, довольно смеясь и крича «Марааааат, я  первыыый!!». Важно для него- важно для меня. Я не  могу объяснить толком, зачем я сел это писать. Наверное, для того, чтобы  мои близкие, захотели дать мне шанс добежать туда, куда я стремлюсь, пока они идут набирать чашу своих обид. Как то так. Дайте мне этот шанс. Пожалуйста.


stakan-vodi

Сайка, с Днем Рождения!!!!!


saidat_lugueva

Сегодня День рождения моей любимой жалинки, чудесной девчонки и настоящего друга Саидат.

Сайко, тупой пингвин, уроцкий Лугуйченак, я очень рад что ты стала частью моей семьи.


Дай Аллах тебе много терпения выносить наш нрав и крепкого здоровья вам троим)))



А еще сегодня моя любимая племяшка Айна, родила девочку. )))


Айка, мы тебя любим!!!)))

Из памяти

-Марочка, скажи Мурику, чтоб женился на мне- шутила сестренка. Я поворачивался к Мураду.

-Женись на ней резко, пока я не разозлился!

- Уф, уф!- улыбался Мурик-  ты да опасный Марат?

Салам Алейкум

Ты ответишь мне «Ваалейкум Ассалам», я знаю. И точно улыбнешься.  Как и я. Знаешь мой хороший, все перепуталось, дороги, мысли, провода.  И я порой не успеваю за временем. Но ты в нем есть, в этом самом времени. Бежишь параллельной дорогой, но  в одном со мной направлении.  И это хорошо. Это как пара лишних блинов на гриф моей штанги. Это как даваат от большого и доброго человека. И, клянусь, его слова не пропали даром.

Я разучился писать письма и не знаю, что тебе рассказать.  Может о том, что  сейчас звонила моя Мама и я, черт возьми, расстраиваюсь в такие моменты, потому что позвонила она, а не я?  Или о моих лентяях атакующих очередную алкогольную вершину,  с таким усердием, которое даже мне не совсем понятно? Я могу написать тебе много разных, теплых, ласковых слов о любви.  Но  рука в руке, гораздо важней слов. Я могу похвастать тебе- знаешь ли, я пишу. Пусть это не всегда удачно, не всегда складно, и часто примитивно, но я не могу по- другому. И пока набирал этот бред, забежал Мурик, вернул долг, пообещал сломать мне пальцы на руке за то, что торчу в «аське» и побежал дальше.  Закрывая дверь, я слышал в подъезде голоса соседей. Они собираются погрузиться в street lights, и хотя меня порой тянет туда, но я понимаю, что  это уже в прошлом.  

Мне надо  сейчас поработать, но моя  голова изнутри гниет радиоактивным распадом и там идут такие химические процессы, что я боюсь браться за работу. И еще, я ужасно соскучился. Мне не хватает твоей поддержки и сильной руки. Я, пожалуй, плюну на все и наберу тебе. Ты ответишь мне «Ваалейкум Ассалам», я знаю. И точно улыбнешься.  Как и я.

Весна Вавилона. (Демон и Зверь)

Обещанное продолжение...

Ни один организм не может существовать долго в здравом уме, при условии абсолютной реальности; даже кузнечиков и жаворонков, кое-кто подозревает в способности мечтать (Стивен Кинг)
 ​

Над Вавилоном стояло солнце. Тепло. Только большая тень от Башни  служила своеобразной стрелкой отсчитывающей время  в циферблате шумного и пыльного города. Весна по обе стороны городских стен. Ей улыбались прохожие. Они щурили свои глаза различных цветов, разрезов и оттенков. Торговцы что то громко выкрикивали. Возницы старались перекричать торговцев. Мальчишки старались не угодить под колеса возниц. А самые бойкие старались прокатиться,  зацепившись   за заднюю часть повозок.  Серая стража грозила мальчишкам кулаком и вздыхая поглядывала на многочисленные кабаки. Шум и  солнце. Тепло и пыль. Город просыпался от зимы. Стояла погода, которая нравится влюбленным, школярам, трубадурам и прочему незрелому люду. Тысячи существ различного вида и образа    пересекали  улицы в своих делах. Некоторые из них были из плоти, другие были… Никто не смог  бы толком рассказать вам из чего они. Но мы с вами, наверное,  снова проследим за нашими знакомыми. Вон, видите, тяжелой походкой двигается Зверь? Он похож на медведя, кота и собаку одновременно. На его спине  держась за шерсть, сидит Металлический Демон. По-женски. Свесив ноги по одну сторону. Это и понятно, глаза демона серые с синим отливом выдают в нем женское начало. Они о чем- то разговаривают. Пойдемте, будем подслушивать.

 - Ты мой хороший- сказал демон и провел  железной ладонью между ушами Зверя

 - С чего вдруг- спросил Зверь- Что то хочешь попросить?- Демон рассмеялся

 - Какой же ты бываешь смешной! Запомни мне ничего не нужно кроме  твоего присутствия в моей жизни

 - Точно сейчас, чего ни будь, попросит- улыбнулось животное

 - А вот и не угадал. Мне хорошо здесь и сейчас.

 -  Ты знаешь, что говорят о нас в городе? Что твои металлические шестеренки совсем заклинило, что я забыл стаю, что мы оба тронулись рассудком. Ты  видела надписи о нас на  стенах Города?

 - Видела. Знаю.- Демону не нравился разговор.

 - И что ты думаешь?

 - Как ты думаешь, что я думаю, если я сижу на твоей мохнатой спине?

 - Правильный ответ - довольно   сказал Зверь-  Единственно правильный.

 Демон на ходу спрыгнул со спины своего собеседника и пошел рядом, изредка дотрагиваясь до ушей друга. Вы видите, как смешно они выглядят? Железный слегка косолапит, а зверюга  переваливается с ноги на ногу, из за большого веса. Они шли и шутили над этим. Мы, как обычно молча, подсматриваем за ним. Чем еще заняться в такой прекрасный день, в таком прекрасном городе как Вавилон? Демон смеялся звонким  смехом и произносил молитву каждый раз, когда они проходили мимо святынь

 - Мне приятно, что ты не хочешь быть  котенком, козленком или какой ни будь подобной жалкой зверушкой.- Глаза демона весело блеснули

- Нет, уж увольте, мне и в своей шкуре неплохо. Хоть она и нечесаная и потрепана, зато моя.  А ты осторожней со своими демоническими шутками. Вздумаешь  играть в превращения, я быстро вырву твои шестеренки, и, даже, металл меня не остановит.

 -  Да ладно тебе. Что ты все время так и норовишь показать клыки? Мужская сущность, которой наградил тебя  Создатель,  не дает покоя? И, кстати, пора бы уж запомнить, внутри, у меня нет никаких шестеренок. Там плоть. Не хуже твоей. И еще, милый, я знаю до каких пор можно гнуть палку, чтоб она не сломалась и я ею же не получила потом по заду.  Понятно?

  Животное развернулось, и стало  пятиться задом, пристально заглядывая в  глаза Демона.

 - Знаешь  ли ты Зверя?- спросил оно

-  Я знаю Зверя и сущность его, и запах его- ответил Демон

- Тогда будь с ним.

- Я с ним и так будет. Только помни, я могу делать больно. Любому существу. Каким бы крепким оно не было. Не выливать помои, но холодно колоть насквозь. Я надеюсь, ты никогда не заставишь меня защищаться вот так? Поводов не будет. От меня точно. Я обещаю.

- Хорош. Достаточно пугать нам друг друга.

- Я тоже так  думаю,  зверюга.

 Они улыбнулись друг другу. И шли просто рядом. А мы чуть сзади. Как шпионы, прячемся в тени и подслушиваем их беседу.

 - Мне страшно- вдруг сказал Демон и залез на спину Зверя, обхватив шею металлическими рука и положив голову на макушку животного.

 - От чего? Я тут. Я с тобой.

 - Ты не понимаешь, милый. Мы  пошли против воли богов. А что потом? Как платить?

 - Я отказываюсь тебя понимать. Покажи мне того кто осмелиться нас разлучить? Разве, что ты сама…

 - Разве, что я сама… Или ты сам…

 - Короче- сказал зверь- держись крепче- и  побежал набирая скорость. Демон рассмеялся и крикнул «Сумасшедший!». И подняв облако пыли, они исчезли за поворотом. Мы вряд ли за ними успеем, да и надо ли нам?

 Над Вавилоном стояло солнце. Тепло. Только большая тень от Башни  служила своеобразной стрелкой отсчитывающей время  в циферблате шумного и пыльного города. Весна по обе стороны городских стен. В большом городе отдыхавшем от многочисленных войн, стычек, облав, грабежей гостила весна. И по его улицам пугая прохожих, бежал большой Зверь. Он поднимал клубы  пыли, огибал испуганных торговцев, и перепрыгивал через существ поменьше. На его спине сидел Металлический Демон, чьи глаза выдавали в нем женское начало. Демон что- то кричал в ухо своему другу, но тот бежал, молча и только улыбался во всю пасть. Шум и  солнце. Тепло и пыль. Город просыпался от зимы. Стояла погода, которая нравится влюбленным, школярам, трубадурам и прочему незрелому люду. Вот-вот должна была зацвести сирень.