Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Письма Железному Демону

    Эй, светлый, чудесный человечек! Ты заметила, что наступило лет? Наше лето. Наше! С солеными брызгами, с ветром, что приносит запах моря. С дневной жарой разбавленной кубиками льда и прогулками прохладными вечерами. Ты знаешь, я люблю тебя, и эта любовь переполняет мое сердце благодарность к Богу, Судьбе, Карме. «Охренеть!» скажет Алюка, «Эй уроды!» крикнет Султан, и мы дружно всей большой почти, что семьей уткнемся в телефоны, сидя рядом друг с другом, чтобы рассказать самим себе, как нам порой бывает одиноко в этом большом, ярком, интересном мире.

    Все эти эмоции, ощущения, завязанные на твоей любви, нежности, умении понять мою дурость и разбавить своей чувственностью мою раздражительность закончили мою большую войну. Я пришел. Вернулся сам к себе. Ты меня привела меня. Взяла за руку и привела. Я дома, черт побери. И пусть мне иногда хочется постоять на баррикадах собственной гордыни, размахивая флагом нетерпимости. Хочется сорвать шапку и пальто и как Беренцев закричать :

Вот он я здесь под фонарем внизу,
Я был соринкой, теперь стану бревном в глазу!
Ну же, блевотники, бытом растленные,
Совести льготники, похоти пленные!
Где же вы сплетники, судьи кухонные??!!
Зашторили на ночь свои ямы зловонные???!!!
Кончайте прятаться – откройте лоджии.
Ну, покажитесь мне – я плюну в рожу вам!!!
Я растопчу вас всех, вдребезги разнесу.
Смотрите вот же я под фонарем внизу!!!

одно я знаю точно, это- дурная привычка которая все реже и реже зовет меня в эту глупую рукопашную схватку с собственными демонами. Ты мой экзорцист и молитвы твоей любви гонят злых духов все даль и дальше. И я с большим удовольствием взял бы в руки гитару и спел бы как талантливый J.J. Cale

Don't take her for granted
She has a hard time
Don't misunderstand her
Or play with her mind
Treat her so gently
It will pay you in time
You've got to know
She's the sensitive kind…

Стены нашего Вавилона радуют мой глаз, минувшая весна стала для меня вечной, и 19-04 расставило все точки над i. Теперь у меня нет своей дороги, только наша. И очень жду того момента когда от «наше все» мы возьмем по кусочку и разделим еще на пару человечков которые будут пахнуть тобой и   научатся повторяя за старшим братом говорить «Охренеть!».

Разговоры на.

     Эй! Это весело. Замечательно. Ты не знаешь какая она. А я знаю. Лучше чем. Сильнее. Она даже не терпит. Просто принимает как есть. И меняет меня.

     Эти разговоры на кухне, они стали совсем другими. Полночь в Махачкале. Воздух заполнен хлопьями и каплями, в которые превращаются хлопья. Моих братьев раскидала судьба. Мурад отсыпается после Египта, Кадыр, скорее всего не спит вовсе, катает сериалы и ждут момента, когда поездку «за бугор» можно будет променять на рейс в родной город, Рыж там у себя за компьютером колдует над рекламой и мой Гуссейн смолит сигареты на зоне и наверняка считает дни. Как же мне, брат тебя не хватает. Твой отец ушел, не дождавшись тебя. Прости нас дураков, за то, что делаем слишком мало. Прости меня, милый мой, за то, что я не всегда на связи. Но я помню. Помню, черт возьми. Эти разговоры на кухне, они о вас всех. О каждом. За этим столом есть место каждому. Это место ждет.

      Всему виной сумасшедшая погода, январский полуснег. Он как мальчишка из нашего подъезда- не сел в лифт, а просто поднимался за нами слушая о чем мы говорим. И таксист рассказывал о том как 23 года был браконьером, а сейчас ему 52 и у него три внука. Он был счастлив. Доволен тем, что его ждут дома. Это его счастье. А мое, оно среди вас. Мое счастье оно, в родительском доме. В улицах серого города. Донна скажет «Тебе надо худеть» и тут же примется меня кормить тем, от чего худеть не положено. Прости меня Мама, прости если есть за что прощать. Хорошо? Без твоего одобрения мне нет пути.
А
мои сестрички, Айна, Патя, Зюмка, обнимут меня и поцелуют в щеку без лишних слов. Это счастье. Знать, что у тебя есть сестры.  И там где то, мой Арсен со своей Саидат. Самые родные. С моей маленькой племянницей, которую я смог бы найти по запаху. Их семья пахнет моим счастьем. А потом придет   Мика, со своим мужем. Хотя, нет. Придет человек, который с первых минут встречи, стал частью моей жизни- Хаджимурад, со своей женой Микой. Урсиловы. Мне нравится думать что Урсиловы это от «Урсу»- Медведь. Мои медведи. Пингвины. Лентяи. Уроды. Все. Все вместе.

А мамины сестры и сестры их сестер будут незаметно разглядывать моего Железного Демона. Мой сын скажет « Я знаю, ты не взял меня на два дня потому, что работал. Давай если не будешь работать на следующей неделе, заберешь меня на три дня.». Я, бля, рстерялся. Не ждал от семилетнего мальчугана желания быть со мной. Он сегодня - мои разговоры на кухне.    Эмоции. Страхи. Надежды.

        Ты понимаешь? Эй! Ты точно вкуриваешь в этот бред? Прикинь, я никуда не хочу уходить. Я жду пока она выйдет из ванной и пройдет мимо. Остановится. Душистая как весенний цветок. Тутти. В белоснежном халате. И довольная тем как я смотрю на нее, уйдет в спальню. И я останусь тут один. Сидя перед монитором с сигаретой в зубах. Она точно знает, что в мои разговоры на кухне не нужно вмешиваться. Потому, что каждый из них, это разговор с самим с собой. И я жду. Всех вас. На моей… Нет. На нашей кухне.

Забрал. О.

Забрал у всех. У всех. Себе и только. И завис на музыке. Треки листал, близкие по настроению. Наверное, потому, что эмоции. Те самые, которые ты не очень, а я без них никак. Всякие. Романтичные, с надрывом, типа как у Lee Moses с его «Bad Girl», солнечные как в «Sunny» у Boney M. Но мой путь, он не такой, ты, же знаешь. Уж кто-кто, а ты   увидела и поняла. В этом, наверное, и есть женская мудрость. Знать четко, интуитивно, шестым чувством - что можно сказать, а где надо промолчать, заварить чаю и принести сигареты. Поэтому я уверен, что ты сможешь «Come with me and walk the longest mile» если, вдруг, не дай Всевышний, такое понадобится. Я обрел уверенность, в том, что наши мили, они на двоих. И ты готова идти со мной до конца, пусть по неправильной, зато Нашей Дороге. Поэтому не заставляй меня ждать. Будь рядом, хотя бы потому, что это необходимость. Моя необходимость. Лекарство от. Это мои силы для. Ты моё всё. Моя светлая и смешная. Настолько всё, что не хватает словарного запаса. Ты для меня - вода и воздух. И я дышу в полную грудь и делаю жадные глотки.

Прощание с 2012

В моих ушах кричит неистовый Роберт Плант, а я сидя за компьютером, размахиваю руками, пугая сына. В попытках подобрать нужные слова. В потугах найти объяснение и оправдание самому себе.

2012- смерть Вождя, рождение племянницы, развод, утверждение на работе, новая работа с журналом, тренировки, и новый человек в жизни, который переворачивает все с головы на ноги. Это был чертовски сложный год. Представляешь, прожив достаточно большой отрезок жизни, ты вдруг понимаешь, что очень хорошие годы, ты потратил не туда, не на те поступки, не на тех людей, не на те мечты. Но в конечном итоге именно совокупность этих « не то» сделало меня тем кто я есть. И я как подросток, который оказался потерянным в центре огромного мегаполиса и понявший, что сейчас ему надо самому найти дорогу домой, после чего его детство окончательно закончится.  Прикинь, друг, я больше не хочу чувствовать себя свободным.  «Это даже лучше чем медвежье мясо» сказал бы Смок Белью и по-моему он так и говорил. Ты наверное не понимаешь, мой дорогой.  И мое умение объяснять, оставляет желать лучшего. Но сегодня топая по грязной, промокшей Махачкале, напоминающей облезлую дворовую кошку, я понял, что я взрослый мужчина. Отец и сын. Будущий муж. Брат. Разговоры на моей кухне прекратились совсем. Теперь там изредка веселая болтовня с сыном, которого я вижу реже, чем хотелось бы. Я рассказываю ему шепотом всякие нелепости, а он  тихо смеется прикрывая рот рукой, чтобы не вызывать возмущения своей Мамы. Я не хочу становиться старше, только мудрее. Я не хочу расходовать себя на уныние, грусть и ревность. Я просто… «I want to break free!» сказал бы безумный Фредди, и по-моему он именно так и говорил. Я вырос бля. Во мне 182 см роста и 105 кг веселого веса. И я хочу  дышать еще глубже, хочу чтоб мои поступки были еще внятней, хочу любить родных еще больше. Наверное, выглядит как бред сумасшедшего.  Может оно так и есть. Но, я хочу пообещать тебе, что у меня будет крепкая семья и никогда не будет любовницы. У меня будут верные друзья, и не будет собутыльников. У меня будет цель и путь. Я знаю это. Я  знаю, что любимый человечек беспокоится, потому что я не пишу ему сообщений, знаю, что Мама ждет звонка , а братишка поддержки. Знаю, что сын хочет, чтоб я посидел с ним за конструктором. Мне бы только дописать. И поставить точку…. И еще одно, я сегодня страшно хотел прогуляться с ней по грязным улицам. Под дождем. Потому что мне нравится проводить все возможное время  в ее компании. Но она торопилась домой. И я пошел один. Не попросил ее остаться. Наверное, я сделал глупость, да? ))))

Вода

Если  и есть в этом мире счастье то оно где то там далеко от нас. Там где наши родители гордятся нашими поступками. Очень далеко. Там где родная кровь остается родной, несмотря на разность характеров и убеждений. Почти недоступно. Счастье там, где ты глотаешь раздражение, ошибки близких, там, где прощение. Слишком сложно для нас. Улыбка перед сном, зависит от наших добрых дел, и поэтому мы ложимся в плохом настроении. Выдумываем, какие то идеальные миры,  где все абсолютно гладко.  А открыв глаза, начинаем подсчитывать обиды, долги, шаги которые мы сделали первыми. 1000 ступеней до собственной улыбки. И каждый шаг дается с таким трудом, что затрачиваемых сил хватило бы на целую жизнь. У нас с сыном, есть маленький обычай. Он приносит, перед сном, чашку и просит набрать ему воды. Для того чтоб ночью, если захочется, пить, он мог просто протянуть руку.  И пока я иду набирать эту чашку, он обязательно должен добежать до постели и лечь. Я не знаю, чем он руководствуется, не знаю, почему для него это так важно. Мне достаточно того, что   он хочет так. Не потому, что я хороший отец. Потому, что у меня нет лишних людей, которых я мог бы баловать такими мелочами. И поэтому я специально иду медленно. Чтоб он   успел плюхнуться в постель, довольно смеясь и крича «Марааааат, я  первыыый!!». Важно для него- важно для меня. Я не  могу объяснить толком, зачем я сел это писать. Наверное, для того, чтобы  мои близкие, захотели дать мне шанс добежать туда, куда я стремлюсь, пока они идут набирать чашу своих обид. Как то так. Дайте мне этот шанс. Пожалуйста.


stakan-vodi

Peep My Words!!

Мое лето. Оно бьет жарой. Пахнет  коридорами московского офиса. Болеет вместе с Вождем и приходящей в себя, после операции Донной. Оно говорит со мной голосом Рыжа, сидящего на скамейке у моей гостиницы. Улыбается счастливыми Мурадом и Патькой. Заливает себя коньяком вместе со Штормом, ожидая бракоразводного. Оно держит меня за руку вместе с Алилом и задает сотни смешных вопросов.  Теплые дни должны просыпаться вместе со мной утренними пробежками и соленой водой Каспия. Вечера должны заполнить Антон Палыч и Лев Николаевич.  Я схвачу это лето покрепче. Как перекладину турника. Попытаюсь подтянуться. Туда, вверх, к солнцу.

Я- кузнец. В моей кузнице жарко как в аду. Но этим летом я начал ковать свой меч.  Поднимаю тяжелый молот и опускаю его. Снова и снова. Чувствуя, как пот стекает по моему телу. Проводя рукой по мокрым волосам. Я подарю его сыну.

Я – путник. И Всевышний бережет меня, и стопы мои крепки. Иногда, кажется, что дорога не  совсем правильная. Что можно было по другому. Но я, уже ушел слишком далеко от развилок и возможности поменять дорогу и тех, кто меня сопровождает.

 Я-  поэт. Тот кто потерял все свои стихи и сжег которые не смог потерять. Я хочу писать еще, но не успеваю запоминать массу впечатлений, эмоций и красок.

Я- сумасшедший. Заперт в палате с мягкими стенами. Один на один с мыслями, которые способны прогрызть  дорогу на волю, а могут сожрать меня между ужином и завтраком. И санитары, заглядывающие в маленькое окошко, увидят только груду несъедобного тряпья на полу.

Мое лето. Оно смеется твоим редким смехом и смотрит на меня глазами, на дне которых грусть. И сейчас оно зовет меня на Улицу, а большой черный Sean Price  кричит мне из колонок «Peep My Words!!  Peep My Words!! Peep My Words!!»

Бабка

Она не любила свою соседку. В принципе нелюбовь эта была обоснованной. То по стенам стучать начнет, чтоб вели себя тише, то подруг «проститутками» обзовет в подъезде.  «Бабка», так она ее звала. Встретившись на площадке, та никогда не здоровалась, но могла устроить шум из пары окурков. «Старая сука» так она ее звала еще чаще. Бабку не любил никто. И не было у нее никого. Никто к ней не приходил. И сама она выходила только по необходимости. С резкими чертами лица,  прямо спиной и удивительно твердой для ее возраста походкой.

 

- По моему она ебнутая на всю голову – сказал как то Бывший. Он был пижон и бабник. Нелюбовь к старой женщине  он разделял. Та  в первый раз увидев его в подъезде, рассмотрела с ног до головы, ухмыльнулась и сказала «Пидорок!». Пижон оскорбился и заявил  что если б не почтенный возраст то он  дал бы старушке хорошего пинка.  Бабка хлопнула на него дверью.

- Оставь ее в покое- сказала ему в один день, любимая. В тот день он был пьян сильнее, чем обычно и полоскал кости старушки  с особым усердием.

- А может того…- заявил он- может ей нужен кто, чтоб присматривал за ней… Может ты того… Подружишься там, глядишь квартиру тебе оставит.

-  Да ну тебя- отмахнулась девушка- Бывший обиженно замолчал.

А потом случилась неприятная история. Сразу несколько историй. Бывший спалился с какой то телкой. И стал по-настоящему  бывшим. Приходил - ему не открывали. Звонил- она сменила номер.. Тогда он подкараулил девушку у подъезда. Вечером. Она торопилась домой. Холодно на улице. В маленькой квартире тепло и уютно. Телевизор там. Чайник на плите. Ноутбук.

- Вот ты и попалась- раздался знакомый голос. Она подняла голову. В подъезде стоял он. Его слегка шатало.

- Зачем ты пришел?

- Слушай, ты, не беси меня. Что было то прошло. Убили эту тему. Пошли наверх- сказал он 

- Я пойду- ответила девушка- Одна пойду. А ты иди туда откуда пришел.

- Как это?- удивленно спросил бывший сделал несколько неуверенных шагов навстречу и вдруг размахнувшись со всей силы залепил ей пощечину. Девушка не успел вскрикнуть как он схватил ее зажав рот.

- Тихо, сучка, чо ты  брыкаешься?!- шептал он ей в ухо- Можно подумать в первый раз- и полез к ней под одежду. Она вырвалась и громко закричала

- Ах ты блядь, сказал пижон и со всей силы ударил ее в лицо, а потом в живот. Девушка упала. Он пару раз со злостью пнул ее ногой и вышел из подъезда.

На слдеующее утро она не пошла на работу. Лежала дома. Плакала. Не знала кому пожаловаться. И еще день. Так до тех пор «тоналка» не смогла скрыть след мужской руки.

- Что с твоим лицом?- Она поднималась к себе, как вдруг перед ней как будто из воздуха появилась  соседка.

- Ничего.- она старалась говорить так, чтоб больше вопросов ей не задавали

- Это, твой сделал?-  бабка стояла так что обойти ее было невозможно

- Да какая вам разница?! Вам то это зачем?!- девушка сорвалась на крик

Старая женщина пристально посмотрела на нее и ничего не добавив, зашла к себе.

Бывший не успокаивался. Пугал звонками. Мог встретить у работы и молча идти позади,  отставая на несколько шагов. Доходил до подъезда и стоял еще некоторое время. Знал что увидит в окне ее испуганный взгляд. Однажды к нему вышла бабка.

-Шел бы ты милок, пока я милицию не вызвала-  Она пристально смотрела ему в глаза.

- Ты бабуль, не попутала на старости лет? Зашибу ведь ненароком, никто и не вспомнит.

- Был у меня супруг. Вылитый ты. Мудак мудаком. Как выпьет, так с кулаками на меня бросался….

Мужчина рассмеялся

- И что? Убила ты его да?-

Бабка  молча развернулась и зашла в подъезд.

- Если б твоя мать- потаскуха  имела хоть немного ума, чтоб дать тебе соответствующее воспитание, может и вышел бы из тебя толк- донесся ее голос из подъезда- А так, боров ты. Хряк жирный. Только и можешь, что с женщинами драться.-

Бывший минуту вкуривал и раздумывал не почудилось ли. А потом с воем кинулся догонять бабку.  Схватил ее за плечо и развернул к себе.

- Ты чего старая несешь?! Охуела совсем, что ли? Да я тебе…

-Ударь. – Сказала женщина.- ты ж это любишь

- Ну  бабка, вообще ты за метлой не следишь- сказал Бывший  и повернулся  спиной, намереваясь спуститься. В этот момент женщина повернулась к нему и со всей силы толкнула руками в спину.  Он взмахнул руками, схватил воздух, попытался удержаться, подвернул ногу, сломал ее и покатился по лестницам. Замер на площадке. Из уголка  губ  капли крови. Глаза закрыты. Женщина посмотрела на него.

- Убила гниду- громко сказал она- слышь, ты хряк, я его убила! И тебя убью, если еще раз увижу.- Хлопнула дверью. Набрала «03».  Споткнулся человек на лестнице. Выпивши, был. Упал неудачно. Приехала «Скорая».  Бывшего унесли и больше его не видели. А вечером в квартиру к девушке постучали. Она посмотрела в глазок и удивленно открыла дверь.

- Доченька, я вот тут печенья напекла. Ты это, возьми к чаю. Я вкусно пеку.- По подъезду разносился аромат подтверждающий ее слова.

Девушка улыбнулась

- Спасибо большое. Только с условием, что вы зайдете. Заходите же!. Я пойду поставлю чайник.

Задумано.

Так, наверное, было задумано, чтоб на меня постоянно  оказывали  влияние, какие- то сумасшедшие. Друзьями, чтоб становились. Лезли своими ручищами в мою жизнь и что- то там переворачивали. И любили меня, почему то.  Психи ненормальные. Люблю.

Салам Алейкум

Ты ответишь мне «Ваалейкум Ассалам», я знаю. И точно улыбнешься.  Как и я. Знаешь мой хороший, все перепуталось, дороги, мысли, провода.  И я порой не успеваю за временем. Но ты в нем есть, в этом самом времени. Бежишь параллельной дорогой, но  в одном со мной направлении.  И это хорошо. Это как пара лишних блинов на гриф моей штанги. Это как даваат от большого и доброго человека. И, клянусь, его слова не пропали даром.

Я разучился писать письма и не знаю, что тебе рассказать.  Может о том, что  сейчас звонила моя Мама и я, черт возьми, расстраиваюсь в такие моменты, потому что позвонила она, а не я?  Или о моих лентяях атакующих очередную алкогольную вершину,  с таким усердием, которое даже мне не совсем понятно? Я могу написать тебе много разных, теплых, ласковых слов о любви.  Но  рука в руке, гораздо важней слов. Я могу похвастать тебе- знаешь ли, я пишу. Пусть это не всегда удачно, не всегда складно, и часто примитивно, но я не могу по- другому. И пока набирал этот бред, забежал Мурик, вернул долг, пообещал сломать мне пальцы на руке за то, что торчу в «аське» и побежал дальше.  Закрывая дверь, я слышал в подъезде голоса соседей. Они собираются погрузиться в street lights, и хотя меня порой тянет туда, но я понимаю, что  это уже в прошлом.  

Мне надо  сейчас поработать, но моя  голова изнутри гниет радиоактивным распадом и там идут такие химические процессы, что я боюсь браться за работу. И еще, я ужасно соскучился. Мне не хватает твоей поддержки и сильной руки. Я, пожалуй, плюну на все и наберу тебе. Ты ответишь мне «Ваалейкум Ассалам», я знаю. И точно улыбнешься.  Как и я.

Больше.

Я расту. Я иду вперед. Я чувствую себя как никогда уверенно. Я не умею прощать людям повторяющиеся ошибки. Точнее умею. Прощаю. Прощайте.  Больше железа. На 25кг больше. На один подход больше. Больше звука. Больше эмоций. Больше весны. Больше людей рядом. Знакомо тебе это?   Прости меня за то, что я не с тобой сейчас. Прости, что не могу обнять и сказать как сильно я тебя люблю. Километры. В 32 года научиться смотреть собственным страхам в глаза- не поздно? Но лучше быть старым учеником, чем старым ебланом так ведь?

Меня оторвал звонок и голос Айдемира.  Он был весел и задавал вопросы. Я был рад ему и отвечал на них. Больше вопросов. Больше ответов. Больше шагов. Больше. Мой сын стал больше. Он получил свой первый шрам.  Рассек бровь в садике. Три шва. Я бы забрал их себе. Забрал бы каждую его слезинку. Но ведь каждому из нас надо идти вперед, а не спотыкается только тот, кто стоит на месте. Больше  любви. Больше доверия. Больше жизни. Каждый день как последний. Больше тебя. Больше твоего голоса. Присутствия.  Я  хочу затеряться в своем Вавилоне. Хочу спрятаться как маленький в комнате у родителей. Закрыться от самого себя. Я боюсь этого «больше» и я рад ему. А сейчас я отожму пару клавиш и отправлю весь этот бред плавать по волнам  интернета. И он будет покачиваться на цифровых волнах большой несвязной кучей слов. Я наркоман, подсевший на запах твоей кожи. И мне срочно нужна доза. Больше дозы…